16:09 

Aurus
Сделай то, что хочется сделать, спой то, что хочется спеть
Автор: Aurus
Бета: отсутствует
Название: Варенье
Рейтинг: PG-13
Жанр: fluff
Размер: мини
Тип: слэш
Статус: закончен
Саммари: Грелль болеет, Уильям его лечит
Дисклаймер: герои - Яне Тобосо, буквы - алфавиту, и всё в таком духе.
Предупреждение: ООС. Совсем ООС!
Комментарии: в подарок на день рождения Анна Провидение!

~*~*~


– Сатклифф, объясните мне, как вы умудряетесь это делать? – вымученно поинтересовался Спирс, отряхивая пальто от снега и аккуратно пристраивая мешки с покупками на тумбочке в прихожей Грелля.

– Я не нарочно, – виновато шмыгнул носом тот, глядя на начальника несчастными глазами.

– Из-за вас, между прочим, мне пришлось на час раньше распустить всех с совещания, – укоризненно сказал Уильям и добавил, неожиданно смягчив тон: – Не стой здесь, иди в комнату. Я сейчас приду.

– Я не просил же, – пробубнил Сатклифф, шлепая в сторону гостиной и глупо улыбаясь. Появление Уильяма у него в квартире было явлением нечастным, но оттого ничуть не менее приятным – во время этих нечастых визитов Уильям-начальник снова становился Уильямом – бывшим однокурсником, и субординация ненадолго уступала место вполне дружеским отношениям.

Уияльм-начальник был строгим, сухим, нетерпимым к любым погрешностям и до отвращения педантичным; Уильям, который раз в пару месяцев всё-таки соглашался зайти к бывшему сокурснику на чай, словно оставлял маску ледяного и неприступного жнеца за порогом и сразу становился мягче и приветливей. Он не менялся кардинально – щепетильность в мелочах и сдержанность в общении оставались при нём, но он, по крайней мере, позволял себе расслабиться.

Таким Уильямом Грелль впервые по-настоящему заинтересовался. В такого Уильяма он впервые влюбился.

– Просил, не просил, – Спирс вошёл в комнату через несколько минут, потирая руки, – а лечиться сам ты не будешь, уж мне ли не знать.

Грелль несчастно посмотрел на него поверх пледа, в который укутался, сидя на диване, и ничего не сказал – что правда, то правда: лечиться Сатклифф ненавидел ещё больше, чем болеть.

– Ты нужен мне на работе в полном здравии не позднее чем через три дня, – ровно продолжил Уильям, аккуратно расставляя на столике возле дивана лекарства. – У нас планируется много вызовов на землю. Кто-то должен будет следить за успешным функционированием порталов.

– С какой бы стати? – гнусаво возмутился Грелль. – Я тоже хочу на землю!

– Вот только там тебя и не хватало, – Уильям хмыкнул и сунул Сатклиффу градусник, который тот принял молча, хотя и с негодующим взглядом. – Допустим, в себя ты придёшь, но на земле тут же наверняка подхватишь новую заразу и разболеешься ещё сильнее. И вот какого, скажи мне, дьявола, – добавил он со вздохом, присаживаясь рядом с нерадивым подчинённым, – ты так упорно не желаешь делать прививки?

– Всё равно не помогает, – промямлил Грелль, ворочая во рту термометр.

– Всем помогает, а ему – нет, – минуту помолчав, Уильям протянул руку за градусником. – Впрочем, ты же у нас во всём особенный… Сто один, – констатировал он и задумчиво прищурился, глядя на Сатклиффа. – С такой температурой я тебя даже в архив не пущу…

Грелль вяло улыбнулся пересохшими губами – забота приятно грела изнутри, хотя и не прогоняла лёгкий озноб.

– Пустяк, – попытался отмахнуться он. – Я уже завтра – как новенький… Серьёзно!

– Разумеется, – Спирс поднялся. – Ты всегда так говоришь. Сатклифф, ты единственный во всём департаменте, обладая уникальной даже для жнеца скоростью регенерации, умудряешься неделями болеть болезнями смертных. Как?

Грелль нахохлился и зарылся в плед с головой.

Уильям со вздохом пошёл на кухню – ставить чайник.

~*~*~


– И чем ты будешь меня лечить на этот раз? – глухо спросили Спирса из недр шерстяного кокона. Осторожно поставив чашку с горячим чаем на столик возле лекарств, Уилл сел на край дивана и принялся аккуратно раскапывать складки бордового пледа.

– Попробуем для начала традиционными методами, – пожал он плечами, когда кокон отстранился и из него высунулся недовольный, растрёпанный и несчастный на вид Сатклифф.

– Пей и ложись спать, – пояснил Уильям в ответ на вопросительный взгляд и чуть приподнятые брови.

– С чем чай? – властно спросил Грелль.

– Будешь так себя вести – будет ни с чем, – пригрозил ему начальник, правда, уже открывая банку с вареньем. – А если сбавишь тон – будет с клубничным вареньем.

– Моё любимое! – по-детски обрадовался жнец и даже немного подпрыгнул на диване, пододвигаясь к краю. – Уилли, ты – золото!

– Я в курсе, – сухо ответил Спирс, надеясь скрыть некоторое смущение, и вручил диспетчеру огромную горячую чашку. – Пей – и сразу ложись.

– Ммм… А ты побудешь со мной? – Грелль кокетливо (насколько это возможно в таком состоянии) посмотрел на него из-под ресниц, грея узкие ладони о чашку. – Я ведь без тебя не усну-у…

– Пей чай, – бесстрастно сказал Уильям, и Грелль со вздохом повиновался. Такая реакция на все высказывания относительно фривольного характера уже давно стала привычной, но тем не менее с каждым разом всё сильнее Сатклиффа раздражала: конечно, в половине его приставаний ничего, кроме шутливого желания позлить правильного начальника, не было, но в каждой шутке, как известно, лишь доля шутки.

То, что сам Уилл этого, очевидно, не замечал, злило и расстраивало.

– Не сладко, – капризно протянул Грелль, отхлебнув глоток. Спирс с мученическим вздохом снова потянулся за банкой.

– Иногда вы напоминаете мне совсем маленького ребёнка, диспетчер, – не удержался он, когда Сатклифф выхватил у него варенье с видом оскорблённой невинности и, заломив брови и посапывая, попытался самостоятельно добавить его в чай. Грелль сверкнул глазами в его сторону и надменно принялся вылизывать ложку, немыслимым образом умудрившись в процессе испачкать щёки и нос.

– Маленького, капризного, несамостоятельного ребёнка, – весьма добродушно продолжил ворчать Уильям, отбирая у слабо сопротивляющегося жнеца и банку, и ложку, и вытирая чистым носовым платком его лицо.

– Я самостоятельный, – запротестовал Грелль. – Просто уста-а-ал… – добавил он, не сдержав зевка.

– Спать, – заключил Уильям и, поддерживая кутающегося в плед и сонно щурящегося Грелля за плечо, помог ему перебраться в спальню, где тот, не раздеваясь, заполз под одеяло и почти моментально уснул, успев перед этим пробормотать:

– Не уходи, – и подложить себе под щёку руку стоящего рядом Спирса.

– Да куда же я денусь, – вполголоса отозвался последний, устраиваясь возле свернувшегося калачиком Грелля и проводя свободной рукой по спутанным алым волосам.

~*~*~


…Проснулся Грелль ближе к ночи от того, что болело горло, но в остальном чувствовал себя почти неплохо. Приподняв голову над подушкой и сонно моргая, он несколько раз сглотнул, болезненно морщась, и потянулся к светильнику.

Неяркий свет освещал комнату ровно настолько, чтобы не наткнуться на что-нибудь по пути к двери, но не прогонял уютно сгустившихся под предметами теней и скрадывал очертания вещей. Если бы задремавший в кресле Уильям не зашевелился, Грелль, скорее всего, его бы не заметил.

– Уилли, – изумлённо охнул он.

– Такая наблюдательность, – проворчал Спирс, разминая затёкшую шею.

– Я думал, ты ушёл, – робко признался Грелль, нашаривая ногами на полу тапочки.

– Ты же просил остаться, – Уильям пожал плечами и незаметно улыбнулся. – Как ты себя чувствуешь?

– Лучше, – почти честно сказал Грелль. – Горло и голова болят немножко, а в остальном всё нормально.

– Хорошо, – Спирс кивнул. – Тебе что-нибудь нужно?

«Он же, наверное, устал», – виновато подумал Сатклифф, глядя на начальника. В уютной полутьме трудно было сказать, легли ли так тени или действительно под глазами у Уильяма тёмные мешки, но выглядел тот в любом случае не самым лучшим образом. «Ещё бы – после рабочего дня сидеть тут…»

– Да нет, – решил Грелль. – Ничего не ну… – договорить не получилось – перебил неожиданно напавший кашель.

– Отлично, – вздохнул Уильям. – Пойду сделаю тебе ещё чая.

– Это не… обязательно, – слабо запротестовал Сатклифф, пытаясь не кашлять.

Уильям только махнул рукой, уже выходя из комнаты. Через несколько минут зажёгся свет на кухне и зашуршал включённый электрический чайник.

Грелль шмыгнул носом и подавленно поплёлся в сторону ванной, чувствуя себя совершенно разбитым и несчастным.

Через десять минут он снова сидел в постели, укутанный одеялом, а рядом с ним сидел Уильям, терпеливо накладывая в чай варенье.

– Хватит, – решительно сказал он после четвёртой ложки. – И так сладко.

– Ты, наверное, меня ненавидишь, – Грелль тоскливо вздохнул.

– Что ещё за глупости? – изумился Спирс. – Я, конечно, считаю, что для терапевтической дозы хватило бы и двух ложек, но…

– Да нет, – перебил неловкую попытку пошутить Сатклифф. – Просто… от меня же одни неприятности, да? – он несчастно посмотрел на застывшего начальника.

Со спутанными и взлохмаченными волосами, красным носом, опущенными уголками губ и невозможно большими глазами, в которых отражалась вся скорбь этого мира, Грелль выглядел настолько мило, что Уильям, не сдержавшись, фыркнул и потрепал его по плечу.

– До чего же вы смешной, диспетчер, – тихо улыбаясь, сказал он. – Смешной… и всё-таки глупый.

– Эй, – автоматически обиделся Грелль, слегка ошарашенный дружеским жестом, на последний эпитет. – Я не глупый…

– Ещё какой, – заверил его Спирс. – Пей давай.

– Варенья хочу, – заворчал Сатклифф через несколько минут, пытаясь отставить чай в сторону.

Уильям пресёк попытку добраться до банки и сам её открыл, бесцеремонно вытащив из чашки, которая по-прежнему была в руках у Грелля, ложечку и зачёрпывая ей варенье.

– Как мило, – умилился больной. – Ты правда будешь кормить меня с ложечки?..

– Второго шанса не будет, – предупредил Спирс, и Грелль послушно открыл рот навстречу ложке.

Почему-то за волнительным фактом сего интимного действия вкус практически не чувствовался, и Грелль практически беззастенчиво пялился на продолжающего улыбаться начальника, так по-домашнему кормящего его вареньем и неотрывно следящего за самим Греллем.

– Ты испачкался, – остановил его в какой-то момент Грелль, ухватив за рукав. – Вот тут, – показал он на небольшую капельку на указательном пальце, но отстраниться не дал – поднёс руку ко рту и медленно, чувственно слизнул варенье, слегка прикрыв глаза и не отпуская ошарашенного взгляда Спирса.

Вбирая его пальцы в рот, Грелль, чувствуя лёгкость и вседозволенность, ожидал чего угодно – возмущения, ругани, непонимания; не ожидал, наверное, только того, как судорожно дёрнулся кадык над воротником рубашки и как резко потемнел взгляд любимого начальника.

– Грелль, – когда Сатклифф отпустил его руку, он, вместо того, чтобы убрать её от лица диспетчера, обхватил пальцами его подбородок, чуть приподнимая голову, – ты отдаёшь себе отчёт в своих действиях?

– Как никогда, – прошептал Грелль.

– Отлично, – хищно улыбнулся Спирс и подался вперёд, накрывая его губы своими в жадном поцелуе.

Слегка постанывая, Грелль откинулся назад, обнимая Уильяма за шею и приоткрывая рот, полностью отдаваясь во власть другого жнеца; происходящее было настолько невероятно, что казалось горячечным бредом, но вместе с тем ничего более реального он никогда не испытывал. Уилл прикусывал его губы, ласкал языком, отстранялся, чтобы проложить цепочку из поцелуев по подбородку до шеи, а затем возвращался обратно и снова целовал, исступлённо и жадно, пьяно, отчаянно, сладко.

– Уилли… – осоловело промурлыкал Грелль, пытаясь пробраться горячими руками под рубашку Спирса и чувствуя, как кружится от осознания невозможного счастья голова. – Уилл…

Спирс отстранился, приподнимаясь на локте, и, тяжело дыша, отвёл прядь алых волос от лица разгорячившегося Грелля.

– Хочу тебя, – Сатклифф капризно потянул его за воротник обратно. Уилл улыбнулся и, перехватив одной рукой запястья подчинённого и запечатлев на них целомудренный поцелуй, сел на кровати.

– Не сейчас, – сказал он, приглаживая волосы. – Сначала поправься.

Грелль надул губы и, скрестив руки на груди, демонстративно отвернулся, скрывая благодарность во взгляде. Как бы сильно ему этого не хотелось, но сейчас он был всё-таки не в том состоянии, чтобы должным образом ответить на всё, что мог предложить ему Уильям.

– Эй, – тот негромко усмехнулся и наклонился, накрывая ладонью щёку Грелля. – Перестань, – строго произнёс он, ещё раз целуя сладкие губы. Грелль охотно ответил на поцелуй, но на этот раз продолжения уже не потребовал.

– Вдруг ты… передумаешь, – произнёс он куда-то в сторону, когда Уильям поднялся на ноги.

– Я когда-нибудь давал повод сомневаться в моей способности принимать решения, диспетчер? – Спирс вопросительно вздёрнул брови и ухмыльнулся, когда Грелль, робко улыбнувшись, покачал головой. – Не передумаю, – добавил он уже мягче.

– Ты уходишь? – уточнил Грелль, когда Уильям шагнул к двери.

– Да. Так будет лучше, – кивнул тот, не желая открыто признаваться, что боится не сдержаться. – Я зайду проведать тебя завтра.

– Обещаешь? – лукаво посмотрел на него диспетчер.

– Обещаю, – терпеливо улыбнулся Спирс. – И, Грелль, – добавил он, уже переступив порог комнаты, – в твоих интересах действительно выздороветь за эти три дня.

Слушая, как щёлкнул замок на входной двери, Грелль счастливо упал на подушку и блаженно зажмурился, трогая пальцами припухшие губы и широко улыбаясь.

Ещё никогда болеть не было так приятно.

@темы: Grell Sutcliff, William T. Spears, ООС, фанфик

Комментарии
2012-03-01 в 23:33 

Rin_Sut
Белых крыльев желанный покой: Ни туда, ни сюда - ни мертвец, ни живой. А черные крылья манят красотой: Ты не предатель, ты не герой...
НЯ!!! Просто прелесть)))

2013-05-11 в 20:58 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Какая прелесть! :(

2015-01-07 в 17:06 

Полная отсебятина, Уилл сам по себе такой персонаж который не может быть нежным. В добавок Уилл считает Грелля, как тот вырозился "Мусором", в добавок ему противно общество Грелля в целом. Однако именно его пинок в своё время возбудил Грелля, так что Уилл в двойне желеет что тогда с ним вообще познакомился. Уилл жесток к Греллю, можно назвать это особой "любовью" но лично мне так не кажется. Темболее что Уилл женат, женат на своей работе. Именно по этому даже если у него появятся чувства врят-ли они будут вместе.

URL
   

Community about William T. Spears and Grell Sutcliff

главная